Это был первый эпохальный проект, который пробудил в России интерес к такому театральному жанру как мюзикл. «Метро»… Этот мюзикл был особенным не только для России, но и для двух любящих сердец, нашедших друг друга на кастинге…

Вика Морозова и Антон Макарский впервые встретились на одном из последних прослушиваний мюзикла «Метро», а потом их знакомство продолжилось на вечеринке в гостях у певицы Маши Кац по случаю зачисления в состав труппы. После этой вечеринки молодые люди уже не расставались никогда…

Антон: Многие, кто знал меня и Вику, говорили, что наши отношения несерьезные, что мы разбежимся очень быстро. Все до конца не верили, что у нас любовь…

Вика: С момента нашей первой встречи с Антоном мы не расстаемся вообще: вместе ходим на репетиции и возвращаемся с них. Было время, когда я ушла из мюзикла, стала заниматься успешной сольной карьерой, а Антон продолжал работать в «Метро». И когда он уезжал с труппой на гастроли – время разлуки было самым тяжелым для нас двоих.

Антон: Я хорошо помню эти 10 дней, как тяжело мне было. Сегодня максимум времени, на которое мы можем расстаться, – три дня. При этом первый день как-то идет по инерции, на второй день появляется невыносимая вялость от тоски, а на третий день окончательно садятся батарейки…

Вика: Причем, если бы не «Метро», вероятность нашей с Антоном встречи чрезвычайно мала. Я музыкант, Антон – актер; скорее всего,  жизнь бы у нас сложилась совсем иначе. До встречи с  Антоном моя жизнь была совершенно другой: я вообще не собиралась замуж. Такое ощущение, что до его  появления в моей жизни я играла роль в каком-то кино… А сейчас я уже шесть лет играю главную роль в фильме Антона (улыбается).
И действительно, отношения Вики и Антона похожи на отношения героев романтических фильмов. Они обладают искрометным чувством юмора, очень любят пошутить, при этом  мысли обидеть друг друга у них не возникает. Эту супружескую пару можно без лишних сомнений назвать идеальной.
Антон: Со стороны, возможно, непросто заметить наши идеальные отношения с Викой, но  лично я  считаю их именно такими. Мы  очень эмоциональные люди и зачастую повышаем друг на друга голос, особенно когда  дело касается работы. Люди, находящиеся рядом с нами в такие минуты,  смотрят на нас и думают: «Боже мой, как они живут вместе, они, наверное,  ненавидят друг друга?!».
Вика: Но мы даже не ругаемся… И всех обычно сразу предупреждаем, что у нас большая энергетика, и мы просто доказываем свою правоту друг другу. Главный секрет наших отношений в том, что мы можем вспылить, а уже через десять минут вести себя как ни в  чем не бывало. При этом в процессе выяснения отношений у нас никогда нет цели обидеть друг друга. Все, что мы обсуждаем на повышенных тонах, идет на благо работы или решения определенных вопросов.
Антон: И главное, мы никогда не обижаемся друг на друга. Как говорил мой педагог в Щукинском училище: «Обижаться – удел горничных».

Естественно, у семейных пар, в чьем доме все складывается благополучно, нередко появляются завистники.  Есть они и у Антона с Викой. Правда, их любовь намного сильнее всего того, что говорят об их союзе со стороны.

Вика: Совсем недавно мы с Антоном  получили письмо от взрослой женщины, в котором было написано буквально следующее: «Дорогой Антон! Очень вас прошу, перестаньте все время появляться везде с женой, говорить, как вы ее любите, и рассказывать о своей семейной жизни. Это очень раздражает».

Антон: Мы сразу же решили написать ей ответ, что не  хотели ее обидеть и не виноваты в том, что у нас  просто вот такие отношения. Да, мы все время вместе, и если нас спрашивают о взаимоотношениях, то мы открыто говорим о своих чувствах. Становится так жалко наших женщин, которых раздражают идеальные семейные отношения. Неужели они попросту в них не верят?

Вика: А я вдруг  с ужасом подумала: а может, это действительно раздражает? Но, с другой стороны, нам также пишут слова благодарности, что мы даем пример настоящих отношений молодым парам: как нужно жить, прощать друг друга и хранить теплоту отношений…

Неудивительно, что у таких открытых и искренних людей, как Вика и Антон, очень много настоящих друзей. По стечению обстоятельств,  все друзья этой семейной пары оказались такими же счастливыми влюбленными, как и они сами.

Вика: В последнее время мы с Антоном обнаружили, что все наши друзья – это счастливые семейные пары. С нами все время рядом люди,  абсолютно счастливые в браке. А те приятели, у которых что-то не сложилось в личной жизни или они несчастны в семье, как-то сами собой отошли от нас.

Уже шесть лет Вика и Антон находятся в браке. И за это время они ни разу не допускали мысли расстаться, хотя, как и любой молодой паре, им было очень нелегко начинать строить свою совместную жизнь.

Вика: Я считаю, что та женщина, которая выходит замуж, должна совершенно точно отдавать себе отчет в том, что ее избранник – самый главный человек  в ее жизни. Если такого осознания  нет, замуж выходить не рекомендуется, иначе нормальной семьи не будет. Я считаю, что муж должен брать принятие всех решений только  на себя.

Антон: Правда, чтобы Вика сейчас вот так размышляла, пришлось очень долго ее перевоспитывать

(переглядываются и улыбаются).

Вика: За полгода до венчания нас наблюдал в церкви батюшка, который сказал Антону такую фразу: «Прежде чем жениться, Антон, ты должен понять сам для себя одну вещь:  что бы твоя жена ни сделала, ты – за все в ответе.

Антон: И  абсолютно правильно он сказал, так как  мужчина должен быть хозяином в доме и, будучи главным, нести ответственность за свою жену.

Вика: Вначале мне очень трудно было к этому привыкнуть. Но сейчас я испытываю самый настоящий кайф – быть женой этого человека. Рядом со мной мужчина, который дает команду, а я ее исполняю – я по сути своей производственник, несмотря на то, что я  продюсирую некоторые проекты Антона. И если мне мой муж  когда-нибудь скажет: «Вика, этого не будет никогда», даже если речь будет идти о съемках у Спилберга в Голливуде, значит, этого не будет никогда. Слово мужа для меня – закон.

Антон: Все решения в семье принимаю я сам.  Хотя, скажу честно, так повелось с недавнего времени:  за моей спиной несколько громких проектов, которые позволяют мне решать, где я  буду сниматься, а где не буду. А не так давно ситуация была совершенно другой. У Вики было несколько клипов, несколько песен в ротации, а я был простой актер, играл не самую главную роль в мюзикле «Метро» – прыгал седьмым грибом в пятом ряду и жутко комплексовал по этому поводу. И вот однажды я пришел к выводу, что недостоин Вики,  и решил уйти….

Вика: Антона не было целую неделю, я прекрасно понимала его состояние, но не знала, как эту ситуацию можно разрешить. И тут наш общий друг Леша Макаров пригласил и меня, и Антона – естественно, мы об этом ничего не знали – к себе в гости с явной целью примирить нас. Там мы встретились, взглянули друг другу в глаза и поняли, что не можем  больше друг без друга ни минуты.

Так любовь Антона и Вики оказалась сильнее любых материальных проблем.

Антон: Это очень серьезное испытание, когда мужчина должен быть главным в семье, но что-то у него не получается в карьере. Сейчас, пройдя через все это, я могу с уверенностью сказать, что если что-то не складывается в карьере в связи с определенными обстоятельствами, это не обязывает человека ломать  себя, всегда нужно уметь идти на какие-то компромиссы с судьбой.

Отношения Вики и Антона с момента их первой встречи все время были  связаны с каким-то предзнаменованием  и чудом. У этих двух любящих друг друга людей существует какая-то колоссальная энергетика, которая позволяет управлять событиями и предопределять их благоприятный исход.

Вика: Я даже себе представить не могла, как сможет судьба развязать этот клубок невезения Антона. Так как я в свое время приносила тысячи долларов за концерты, у меня было все хорошо, а у него все было непросто. Все, что тогда получал Антон, он отдавал за съемную квартиру. В тот момент было очень тяжело, но расстаться мы никак не могли…

Антон: Тогда в моей жизни пошла черная полоса, в кино я не прошел по своей моложавой внешности, а с «Нотр-Дам» вообще интересная ситуация получилась: в первом прослушивании режиссер Уэйн Фоукс сразу взял меня, сказав: «Кого-кого, а Феба я уже нашел». Но пришло время второму прослушиванию,  и тут режиссер целиком изменил свою концепцию и решил, что у Феба все-таки должен быть металлический голос; капитан Феб должен быть неким подобием солдафона с отсутствием нежных матовых красок. Так я оказался не у дел…

Вика: И тут случилось чудо. По-другому это никак нельзя назвать. Я прихожу к врачу, и мне говорит доктор, что если я сейчас не сделаю операцию на связки, то могу навсегда лишиться разговорной речи – простого голоса. Если же сделаю, то сохраню голос, но на сцене вряд ли смогу выступать.

Вика согласилась на операцию, пожертвовав своей успешной сольной карьерой.
И тут случилось то самое чудо, поверить в которое Вика с Антоном не могут до сих пор…

Вика: Буквально на следующий день после операции Антон среди других претендентов на роль капитана Феба поет третий куплет «Belle», записи отсылают в Лондон и выбирают троих артистов на главные роли в мюзикле «Нотр-Дам де Пари»: Петкуна, Голубева и Макарского.

Антон: Получилось просто мистическое перерождение какое-то:  Вика теряет голос и не может дальше петь, и мы как бы меняемся с ней местами: я начинаю играть в мюзикле и зарабатывать деньги. Буквально тут же меня приглашают сниматься в «Бедной Насте», так все завертелось…

Вика: Я могу совершенно уверено сказать, что мы с Антоном представляем собой сообщающиеся сосуды. Я перестала вообще зарабатывать деньги, и все свои возможности будто бы передала Антону. Но при этом я абсолютно счастливо живу. У меня сейчас полностью восстановился голос, но петь я больше не хочу….

Антон: У нас с Викой действительно есть энергетическая связь. Например, наши родственники очень похожи на нас…

Вика: Моя прабабушка и прадедушка так, как мы с Антоном, прожили всю жизнь. Они встретились в 19 лет, мой прадедушка умер в 84 года, бабушка – в 94. И десять лет после смерти мужа моя прабабушка просила Бога поскорее соединить её с прадедушкой. Когда меня родители привозили к ним в дом, я наблюдала за их нежными и добрыми отношениями: у них всегда все было построено на юморе и только на позитиве. Дедушка на бабушкино бурчание никогда не отвечал бурчанием, а, наоборот, вовремя мог пошутить и свести все ее недовольства на «нет».

Антон:  Вся аура родственных взаимоотношений наших предков  является копией наших отношений с Викой. Кстати, я – копия прадедушки Вики, а Вика безумно похожа на мою бабушку Лидию Ивановну, буквально одно лиц (улыбаются).

Любовь, трепет и блеск в глазах этой супружеской пары не может оставить равнодушным никого.  Находясь рядом с Антоном и Викой, любой ощущает себя полноценно счастливым человеком…

Антон: Нам порой так хочется побыть вдвоем и ни о чем не думать… Но свободное время у нас бывает очень редко. Недавно у нас было целые две недели свободного времени, когда я заболел смешной детской болезнью – ветрянкой.

Вика: Все это время у Антона была очень высокая температура, я была рядом с ним.  И тут сказала мужу: «Антон, боже, разве мы могли об этом мечтать? Это же целые две недели, предоставленные полностью в наше распоряжение?!».

Антон:  Эта двухнедельная болезнь была лучше всякого санатория. Мы читали интересные книги, пересмотрели множество кассет с фильмами… А сейчас мы уже соскучились по работе и пускаемся в омут с головой в наш творческий процесс.

Вика: У нас каждый день с Антоном как чудо,  и  я могу спокойно сказать, что если вдруг завтра я умру, то уверена – в моей жизни было настоящее счастье! Иногда у меня в солнечном сплетении бывает переизбыток счастья, у меня просто дух захватывает от чувств и нежности к Антону.

 
Share.

About Author

Leave A Reply